Образец заявления на передачу в сизо 1 минск

Сизо №1, или “володарка”: не верь, не бойся, не проси

Образец заявления на передачу в сизо 1 минск

В исправительной колонии № 22 в деревне Доманово повесился молодой человек, отбывающий длительное наказание по статье 328 УК. По непроверенным данным, погибший под давлением со стороны следствия оговорил себя и признался в совершении преступления. Никакой доказательной базы в уголовном деле, никаких доказательств, кроме показаний его и свидетелей, не было…

sputnik.by

Еще свежи в памяти рассказы председателя “Молодого фронта” Дмитрия Дашкевича о его травле в Мозырьской колонии.

Мы помним рассказы политзаключенного Николая Дедка, который рассказывал об условиях заключения, направленных на уничтожение человека.

Сейчас беларуские правозащитники протестуют и требуют  прекратить необоснованное преследование и давление на А.Бондаренко в Могилевской тюрьме №4.

В то же время власти постоянно твердят об улучшении содержания заключенных.

Что же в действительности происходит в тюрьма?

Собеседник Беларускай праўды совсем недавно вышел из печально знаменитой «Володарки» (СИЗО №1).

-Кто сегодня содержится на Володарке?

-Основной контингент составляют граждане, по которым ведется расследование или уже идет суд.

95% арестантов – подследственные, их вина не доказана – ведется только следствие. Это или подозреваемые в совершении преступления, или обвиняемые. Но не виновные.

-Какой контингент содержится на “Володарке”?

-Эта информация является закрытой. Но по моим наблюдениям, так как общение между камерами все равно происходит, процентов 30% – это обвиняемые по статье 328 (преступления, связанные с наркотиками), 30-40% – экономические преступления, 30-40% – все остальные. Около 50% впервые попадают в места лишения свободы (первоходы).

-Насколько обосновано их нахождение там? Ведь по сути это не виновные граждане? Еще…

— абсолютного большинства заключенных в СИЗО – не обосновано: по  тяжести и составу преступления и даже из гуманных соображений. Но главная задача следователя и всей системы – сломать человека как личность и получить необходимую следствию информацию. Это нужно для «успешного закрытия» дела, «посадки» гражданина, получения очередного звания следователю.

-По закону, срок предварительного следствия составляет два месяца. Сколько «сидят» в следственном изоляторе люди?

-Сидящих там 2 месяца – единицы. Обычно полгода. Больше половины сидит от полугода до года. Процентов 10-20 – больше года. Для обоснования продления сроков содержания под стражей применяется стандартная формулировка: «в связи с необходимыми проводимыми оперативными действиями». Но это вранье.

 Никаких действий никто не проводит или проводят только для видимости. Цель одна – взять человека измором. Огромное количество приговоров выносится только на основании показаний, в т.ч. признательных. Для «полноты следствия» этого хватает. Никто не утруждает себя сбором «доказательной базы».

Я читал уголовные дела и видел «ход» следствия по датам. Поэтому об этом могу говорить уверенно.

-Играет ли роль при принятии решения об аресте до суда личность гражданина, попадающего в СИЗО? Может, учитываются смягчающие обстоятельства – положительная характеристика, болезнь самого заключенного или родных, наличие иждивенцев и т.д?

-Могу ответить однозначно – нет. Даже если у тебя будет огромное количество смягчающих обстоятельств, это не играет никакой роли. Слово гуманизм, сострадание, жалость не знакомы людям, которые вершат судьбы, точнее – ломают чужие жизни.

-Расскажите об условиях содержания на Володарке.

-Обычная, средняя по комфортности камера (хата) – это помещение площадью 15 квадратных метров, в котором находятся 15-18 человек. Металлические нары в 3 яруса, сваренные из подручных материалов, и такие же стол и 2 лавки.

Все забетонировано в пол. В большинстве случаев низ нар – решетка из металлической полосы, а не какое-то сплошное основание. Иногда приходится спать на таких нарах даже без матраса. Ощущения в этом случае – непередаваемые.

Тут же, за кирпичной перегородкой высотой в метр – рукомойник с холодной водой и унитаз. На оконном проеме, естественно, решетка и дополнительно – сплошные металлические жалюзи (реснички).

Через которые вообще не видно ни неба, ни улицы, а приток свежего воздуха практически отсутствует. Тут же заключенные хранят все свои вещи, еду.

Естественно, что никаких шкафов, холодильников – ничего этого нет.

-Разве там можно дышать? Когда в одном месте люди и едят, и ходят в туалет?

-Дышать нечем. Вентиляционной системы нет. Много арестантов курят. И курят круглые сутки.

-А режим дня?

-Подъем в 6.00, отбой в 22.00. Но свет в камере постоянно. 2 раза в сутки – обход. Простая формальность. Продолжительность проверки – 15 секунд. наблюдения в камерах нет. Ночью дежурный по коридору (продольный), если трезвый, может пару раз заглянуть в глазок (глаз).

-Что разрешено иметь заключенному в тюрьме?

-Заключенному выдают только тонюсенький матрас (вату), подушку, одеяло, 2 простыни и кружку (кругаль). Тарелки и все столовые приборы запрещены. Тарелку выдают с пищей, а потом забирают. Ложек выдают из расчета 1 штука на 3 человек, и тоже только на время приема пищи. Т.е. в камеру на 15 человек выдают на время еды (это минут 30) 5 ложек. Есть надо по очереди.

-А каково качество пищи?

-Пища – отвратительная, есть её невозможно. Мясо в пище если и встречается, то фрагментарно и очень редко. Яиц, молока, масла – ничего этого нет.

Перечень блюд очень простой: бигус, овес, пшенка, горох, картофельное пюре (редко), раз в неделю жаренная рыба (которую невозможно есть), борщ, рыбный суп, отвратительный хлеб из тюремной пекарни и 2 чайных ложки сахара в день на человека.

Если подогнать продольному и заключенным, которые разносят еду (баландерам), пару блоков сигарет, то можно рассчитывать на пару яиц в неделю, кусочек масла, молоко и хоть кое-какое мясо. Без этого – никак.

-А есть ли прогулки, баня, как решается проблема с грязным бельем?

-Прогулки проходят обычно через день. Дворик – каменный колодец площадью 20-40 квадратных метров. Продолжительность нахождения там зависит от настроения охраны: иногда 30 минут, иногда 2 часа. Баня – раз в неделю. Тут же меняют одну простынь и наволочку на чистые. Баня – это общий душ. 5-7 душевых на всех и 20-30 минут времени – помыться, побриться, постираться.

-Значит, стирают заключенные одежду сами. А где и как сушат одежду?

-Естественно, стирают вещи сами. Хотя раньше была прачечная, куда сдавали грязные вещи. Сейчас такого нет. А сушить – на себе. Веревки запрещены в камерах, даже на нарах раскладывать вещи запрещено.

Естественно, приходится нарушать правила. А это – всегда рычаг воздействия администрации на заключенных. Получить выговор в личное дело за нарушение режима – это не хорошо и ни к чему хорошему не приводит.

-Вы описывали камеру средней комфортности. Что собой представляют другие варианты «размещения»?

-Я описывал обычную камеру в так называемом «новом корпусе». Есть камеры хуже, и гораздо хуже. В полуподвальных и подвальных помещениях, площадью 20-25 метров, где содержится 25-30 человек. Это т.н.

«шанхай»: камеры находятся в полуподвале, где зимой лед на стенах, а летом по стенам текут ручьи, а крысы съедают всю еду.

Туда арестанту “заказана” дорога, если попросит следователь, если ты не хочешь сотрудничать со следствием или просто даешь не те показания, которых добивается следователь.

Камеры также располагаются в красном корпусе, названный по причине того, что у него кровля красного цвета (ржавая металлическая) и есть конюшня – здание бывшей конюшни.

Есть и ВИП камеры. Несколько штук. С условиями гораздо лучше. Родственники на воле могут договориться о переводе в «нормальную» камеру, где не 15-20 человек, а 4-8. Это камеры №№10, 22, 23. Стоит это удовольствие сейчас около 10 тысяч $.

-А как администрация СИЗО «комплектует» состав заключенных? Экономические отдельно от уголовников, «первоходов» отдельно от рецидивистов?

-Эти правила сейчас не соблюдаются. «Подбирают» состав камеры с целью создать наихудшую психологическую атмосферу среди заключенных.  Главное – создать человеку максимально невыносимые условия и «сломать» его.

В камере, из которой я сейчас вышел, сидели и первоходы, и люди, уже отсидевшие до этого десятки лет; сидел даже заключенный, проговоренный в свое время к высшей мере наказания. Сидели малолетки и пенсионеры.

Сидели заключенные, из которых кто-то потом получил условный срок, а кто-то больше 10-15 лет (убийство, наркотики). Сидели ВИЧ-инфицированные и здоровые.

-Заключенный весь срок находится в одной камере, куда его определили с самого начала?

-Нет, конечно же нет. Это тоже одна из форм давления на арестованного. Как правило, переводят в другую камеру (килишуют) каждые 2-3 месяца. За этот срок человек приживается, обустраивается, налаживает отношения с сокамерниками. Значит, его надо килишнуть, переселить в другую камеру – для заключенного это большой стресс.

-Есть ли осведомители среди заключенных?

-Стукачи – неотъемлемая часть арестантского уклада. Во многих случаях их показания (стукачей) «ложатся» в дело. И используются не только для оперативной работы, но и могут служить доказательной базой.

Стукачи разные бывают – от штатных сотрудников органов МВД, до людей, вынужденных этим заниматься под сильным давлением со стороны правоохранительных органов. Однажды я сидел  камере, где осведомителями были… все сокамерники.

Со временем их вычисляешь сразу, да и тюремная межкамерная связь (дорога) работает.

-Вы говорили, что никакие заболевания или состояние здоровья, не может повлиять на решение следователя об аресте. Как в СИЗО оказывают медицинскую помощь?

-Медицина находится на уровне – не дать умереть. Если жалуешься на острую боль в горле, при которой не можешь спать,  то помощь врача заключается в рекомендации «полоскать горло солью с содой». Вся надежда на передачи лекарств от родных.

Но и в этом случае перечень разрешенных к передаче лекарств утверждается администрацией. Не примут аспирин, валерьянку, мази в металлических тюбиках и т.д. Или примут лекарства и придержат пару дней. Так, из вредности. У людей власть. Пользуются, как хотят.

Лекарства от родственников принимают для передачи раз в неделю, по средам. Если ты заболел в понедельник-вторник и сразу же об этом написал родным, то лекарство ты получишь через 10 дней.

Не раньше! В среду-четверг родные получат письмо с просьбой, к следующей среде смогут передать в окошко №2 на передачу. В надежде, что примут все и в тот же день или на следующий передадут арестанту.

Если начинают колоть лекарства, то ты никогда не знаешь, какое конкретно лекарство тебе дают. У тебя нет гарантии, что ты – единственный, кому делают укол данным шприцом: не при тебе вскрывают упаковку и набирают в шприц лекарство. Ты приходишь – наполненный шприц уже наготове.

-Что тяжелее всего далось в СИЗО?

-Физически тяжелее всего было перенести ночь в стакане, в бетонном мешке площадью меньше одного квадратного метра. Психологически – допросы следователей. В большинстве своем – это совсем не специалисты в своей сфере, их даже тяжело назвать профессионалами. Но у них – абсолютная власть, которой они упиваются и не скрывают этого. Хотя такой же контингент и в прокуратуре, и в судах.

-Последний вопрос: если бы это было не интервью, а глава вашей автобиографии, как бы вы её назвали?

-Находясь в местах заключения, я как мантру повторял: «Не верь, не бойся, не проси».

Андрей Данишевский, Беларуская праўда

Источник: https://belprauda.org/sizo-1-ili-volodarka-ne-ver-ne-bojsya-ne-prosi/

Что можно передавать в СИЗО из продуктов?

Образец заявления на передачу в сизо 1 минск

Если с вашим близким человеком случается беда и он оказывается арестованным и помещенным в следственный изолятор, то ему необходимо оказать посильную поддержку.

К сожалению, подобные учреждения в нашей стране далеки от идеала. Фактически в них можно только выживать, имея минимальный набор вещевого и продуктового довольствия.

Поэтому без помощи близких арестованному будет очень сложно справиться с такими проблемами. Однако, чтобы правильно оформить заказ продуктов в сизо, требуется знать определенные правила.

Если их не соблюдать, то сделать передачу арестованному будет невозможно.

Установленные в СИЗО правила передачи по состоянию на 2019 год

Для того чтобы сделать передачу продуктов питания в следственный изолятор, необходимо в первую очередь узнать график работы пункта приема передач. Он может работать не каждый день. Там же можно взять перечень продуктов, разрешенных для передачи в СИЗО.

Необходимо учесть, что желающих сделать передачу всегда очень много и придется выстоять очередь.

Продукты можно передавать арестованному только один раз в месяц, а вес посылки в большинстве учреждений не должен превышать 30 кг.

По этой причине стоит максимально ответственно подойти к выбору ассортимента и количества продуктов. Ведь в следующий раз порадовать близкого человека можно будет только через месяц.

В пункте передачи необходимо написать заявление определенной формы на стандартном бланке для передачи, в котором перечисляются все продукты и их количество.

Процедура передачи посылки предполагает полный досмотр содержимого с удалением всего упаковочного материала. При этом продукты помещаются в полиэтиленовую прозрачную упаковку.

Если вы хотите, чтобы этот процесс прошел быстрее, заранее избавьтесь самостоятельно от всех коробок и непрозрачных пакетов. Это касается даже сигарет. Они не должны быть в пачках.

При досмотре сотрудники имеют право разламывать некоторые продукты и даже сигареты. Вы должны понимать, что такая крайняя мера способствует пресечению поступления на территорию СИЗО запрещенных вещей.

Избежать процедуры досконального досмотра можно, если заблаговременно к ней подготовиться. Некоторые из продуктов можно приобрести в ларьке прямо на территории СИЗО. Это избавит вас от их досмотра.

Как правильно составить заявление на передачу продуктов

Приехав в следственный изолятор с приобретенными продуктами, вам потребуется написать заявление на их передачу арестованному. В нем должны быть отражены следующие сведения:

  1. Ваши установочные данные, адрес места жительства и кем вы приходитесь арестованному.
  2. Просьба осуществить передачу арестанту с указанием его личности (фамилия, имя и отчество).
  3. Перечень продуктов питания и других незапрещенных предметов (сигареты, станки для бритья, мыло и т.д.). Вес в соответствующей графе указывать не нужно, так как это сделает приемщик после досмотра.
  4. Личная подпись и дата обращения.

Написанное заявление с описью нужно предоставить на рассмотрение сотруднику СИЗО, который изучает опись на предмет отсутствия в ней запрещенных продуктов.

Если все нормально, то заявление с разрешительной резолюцией передается приемщику вместе с продуктами. Он производит тщательный досмотр содержимого.

Если в передаче содержится только то, что можно передавать в СИЗО из продуктов, то он взвешивает и пересчитывает содержимое. Вписав в бланк весовые характеристики продуктов, приемщик удостоверяет своей подписью приемку.

Чтобы быть уверенным в том, что передача в полном объеме дошла до арестованного, заявление пишется в трех экземплярах, один из которых передается адресату, второй вкладывается в личное дело, а третий остается у вас. Это является обязательным требованием.

Отправка передачи в СИЗО по почте

Если по какой-то причине вы не можете лично посетить СИЗО и сделать передачу, то у вас существует возможность сформировать посылку и отправить ее почтой в адрес учреждения. Это может быть бандероль до 2 кг или посылка до 20 кг.

Доставка в СИЗО продуктов питания почтовым отправлением регламентируется не только правилами, установленными для передач, но и почтовыми регламентами.

Кроме того, что продукты в посылке нужно поместить в прозрачную упаковку, вам потребуется заполнить три одинаковых бланка с описью в почтовом отделении. Два кладутся в отправление с подписью и печатью сотрудника почтамта, а третий остается у вас для контроля.

Учтите, что посылку с продуктами можно отправлять не чаще, чем 1 раз в месяц. Лишние отправления просто не будут приниматься.

Как отправить передачу в СИЗО посредствам интернета

Это очень удобная форма осуществления передачи, прежде всего потому, что посылка формируется непосредственно в подведомственных ФСИН торговых учреждениях.

По этой причине продукты поступают арестованному в упаковке и не теряют свой товарный вид.

Для того чтобы сформировать и отправить передачу через интернет нужно найти в сети специализированный интернет-магазин продуктов УФСИН и сделать там заказ с указанием адреса доставки.

После оплаты посылка будет отправлена в СИЗО, где находится ваш близкий. После получения им отправления вас уведомят о доставке.

Что можно, а что нельзя передавать в следственный изолятор

Прежде чем формировать передачу арестованному, нужно знать, какие продукты можно передать в СИЗО, а какие категорически запрещены.

По установленным правилам существуют продукты, которые считаются роскошью для арестованных, поэтому их передача частично ограничена. Некоторые продукты не рекомендуется передавать, так как они имеют небольшой срок годности.

Поэтому, чтобы быть уверенным в том, что вашу передачу примут в полном объеме, надо знать, что входит в стандартный перечень. Он включает следующие продукты:

  1. Растительное масло, которое ценно тем, что содержит растительные жиры и не требует хранения в холодильнике. Его можно передать от 1 до 3 литров.
  2. Пакеты с лапшой быстрого приготовления в количестве 20-30 шт. Их надо покупать в ларьке на территории СИЗО, чтобы избежать вскрытия.
  3. Бульонные кубики «Галина Бланка» или подобные им в количестве не более 500 гр. Лучше приобретать со вкусом курятины, говядины или свинины.
  4. Чай можно приобретать лишь черный с средней или мелкой консистенцией. Принимается два кулька разных сортов. В одном более дешевый чай, который предназначается «на общак», в другом более качественный для получателя передачи.
  5. Пряники или печенье любого сорта не более 1-2 кг.
  6. Соленое сало, которое необходимо разрезать на достаточно мелкие куски. Это продукт не портится без холодильника и содержит много животного ценного жира.
  7. Колбаса допускается лишь копченая или сырокопченая. Ее можно не более двух палок.
  8. Мясные или рыбные консервы подлежат вскрытию, поэтому их можно передавать не более двух банок, иначе продукт испортится.
  9. Конфеты следует покупать лучше карамель, так как ее хватит на дольше.
  10. Такой продукт, как пчелиный мед передавать тоже можно, но только в пластиковой таре и прозрачной консистенции.
  11. Сливочное масло лучше выбирать топленое, либо куриный жир.
  12. Крупы можно передавать только быстрого приготовления, которые не требуют даже минимальной варки.
  13. Сухое картофельное пюре желательно покупать с разнообразными вкусовыми добавками.
  14. Свежие овощи, особенно популярны лук и чеснок.
  15. Можно передавать фрукты, но лучше купить сухофрукты, так как они имеют меньший вес.
  16. Сигареты в СИЗО являются своеобразной «валютой», которая позволяет решить много проблем. По этой причине передавать их стоит даже некурящим. Покупать сигареты предпочтительно в киоске на территории СИЗО, чтобы их не сломали.
  17. Для изготовления различных напитков иногда передают сухое молоко, лимонную кислоту, томатную пасту в мягкой пластиковой или полиэтиленовой упаковке.
  18. Передавать сгущенное молоко можно только жидкое, так как его будут переливать при досмотре.
  19. Иные продукты, включая сыры и хлеб. Они при досмотре могут быть порезаны.

Это вполне исчерпывающий список разрешенных продуктов в СИЗО, поэтому лучше его придерживаться для беспроблемного осуществления передачи.

Существуют и строго запрещенные к передаче продукты, к которым относятся: мясо и мясные субпродукты, голубцы, котлеты, печень, вареная колбаса, паштеты, любая рыба, молоко и другие молочные продукты, кулинарные изделия с кремом, курица и куриные яйца, грибы.

Запрещается передавать любые продукты в стеклянных банках.

Ко всему прочему нужно знать, что СИЗО это специфическая среда обитания людей, где существуют свои правила среди арестантов. Отправляя передачу, вы должны позаботиться не только о своем близком, но в какой-то мере и об остальных арестантах.

Особым спросом пользуется чай и сигареты. Эти продукты в передаче должны быть обязательно.

Передавать лучше те продукты, которые будут радовать вашего близкого длительное время. Предпочтительнее отправить сухие бульонные кубики, чем колбасу, ведь они способны скрасить вкус тюремной баланды.

Собираясь сделать передачу арестованному в СИЗО, нужно заранее подготовиться. Зная все правила и нюансы этой процедуры, вы без лишней нервотрепки сможете доставить маленькую радость своему близкому.

Источник: http://ugolovnyi-expert.com/zakaz-produktov-v-sizo/

С самого утра к Пищаловскому замку из разных регионов страны едут люди. Повод один, и он печальный: близкому человеку, который находится за решеткой, нужно передать продукты, вещи. TUT.

BY поговорил с женщинами, чьи сыновья, мужья, отцы оказались в известном изоляторе № 1 в Минске.

Почему в изолятор нельзя передавать дезодорант и обувь со шнурками? Сколько денег ежемесячно семья тратит на передачи и адвоката? И за что мужчины, осужденные за наркотики, благодарны СИЗО?

Передачи для обвиняемых в СИЗО № 1 начинают принимать с 9 утра.

— Держитесь, я вас очень прошу! Сама прошла через это, знаю, о чем говорю. Только у меня еще хуже было: сын сидел в Жодино.

Вашему повезло — сразу попал на Володарку, тут люди нормальные, — Эльмира утешает женщину, которая пришла к СИЗО № 1.

Пока по ступенькам пыталась затянуть большую сумку на колесиках, она еще держалась, но стоило подойти ближе к самому зданию, слезы хлынули ручьем. Женщина говорит сбивчиво, растерянно:

— Сына на днях задержали за кражу, сказали, до суда будет сидеть здесь.

Для нее это первая передача. Признается, взяла все, что посчитала нужным, про список запрещенных продуктов ничего не слышала.

Через несколько минут стало понятно: продукты в таком виде не возьмут, по правилам, все должно находиться в прозрачных пакетах. Даже магазинные сушки или печенье нужно распаковать, отдельно положить в фасовочный пакет.

Женщина еще не успела вновь расплакаться, как ей тут же пришли на помощь, и за мгновение перепаковали все продукты.

«Одна встреча сына с адвокатом в СИЗО стоит 350 рублей. Последняя продлилась 10 минут»

У стен СИЗО № 1 на Володарке безлюдно только в воскресенье и в понедельник, в остальные дни с утра и до вечера родные и близкие обвиняемых везут передачи. Те, кто приехал издалека, заметны на расстоянии: они тащат сумки по 15 килограммов, иногда останавливаясь на небольшой перерыв.

Минчане, как правило, приходят с небольшим пакетом. В месяц обвиняемому разрешено передать 30 килограммов, в этот вес входят продукты и одежда. Те, кто живет в столице, могут приносить в изолятор передачи хоть каждый день, главное, не превысить лимит. Для жителей регионов каждая поездка вылетает в приличную сумму.

Поэтому они приезжают 2−3 раза в месяц с огромными сумками.

— Мой написал, что слишком много колбасы передала в прошлый раз, и она испортилась, — обсуждают возле изолятора последние новости женщины.

У стен Володарки многие женщины успели подружиться.

После задержания близкого человека (мужа-сына-отца-брата) у женщин появляются новые темы для разговора: где купить дезодорант в тюбике (обычный шариковый запрещен), обувь без супинатора и удобную одежду без металлических замков и шнурков на штанах.

Что можно передавать в СИЗО № 1?

  • хлеб, хлебобулочные изделия, кондитерские изделия, конфеты, шоколад, мармелад, зефир, пастила, халва, печенье, вафли, торт вафельный, пряники, коржики, сушки, бублики, сухари, сахар (рафинад и песок), фруктоза.
  • колбасные изделия: сырокопченые, варено-копченые, полукопченые; мясные сырокопченые изделия; соленое сало.
  • растворимые бульоны, супы, вермишель и каши быстрого приготовления, чипсы, мюсли, зерновые хлопья.
  • растительное масло.
  • сыры твердые.
  • филе соленой рыбы, рыба солено-вяленая, рыба сушеная.
  • зелень свежая: лук, петрушка, салат, укроп.
  • овощи свежие: лук репчатый, чеснок, помидоры, огурцы, морковь, редис, перец.
  • фрукты: яблоки, груши, апельсины, мандарины, лимоны.
  • сухофрукты (кроме изюма и чернослива), цукаты, орехи очищенные (кроме мускатного ореха).
  • чай, кофе, какао.

Передачу в СИЗО № 1 обвиняемому может принести любой человек, а не только близкий родственник. На вещах и обуви не должно быть шнурков, а крем для бритья, дезодорант — только в тюбиках.

В руках высокой брюнетки небольшой пакет, минчанка, которая не захотела назвать даже имени, пришла передать продукты сыну. Недавно парня суд признал виновным по ч.3 ст. 328 УК (Незаконный оборот наркотических средств) и приговорил к 9 годам лишения свободы.

— Пока не поговоришь с тем, кто оказался в такой же ситуации, о правилах передач, всех нюансов, ограничений не узнаешь. Например, можно передавать в изолятор только груши, яблоки, мандарины, лимоны, апельсины. Но чем грейпфрут отличается от них? Никто не объясняет.

Нельзя, и всё. А сейчас начнется пора ягод, уже пошла клубника. Тем не менее правила установлены на весь год, никаких сезонных изменений, — рассказывает TUT.BY минчанка, которая полгода носит передачи сыну. — Нельзя никаких молочных продуктов, курицу в любом виде, яйца.

Все продукты должны быть запакованы в отдельный прозрачный пакет.

Женщина вспоминает, как первый раз во время передачи ей вернули кексы со сгущенкой. Оказывается, никакой начинки внутри быть не должно. На Володарку она приходит дважды в неделю, ее сына задержали за выращивание марихуаны. В этот раз мама принесла ему зелень, орехи, кофе.

— Каждая передача обходится в 50 рублей, это только продукты, не считая одежды. В общем, нужно хорошо зарабатывать. К примеру, за одно посещение в изоляторе сына адвокату нужно заплатить 350 рублей, и неважно, сколько продлится встреча. 8 мая она длилась всего лишь 10 минут, — говорит женщина. — Сын рассказывал, в изоляторе за марихуану сидят скульпторы, музыканты, бизнесмены.

«Что говорить, это старая тюрьма»

Пока женщины дожидаются своей очереди, в одной руке они держат сумку, во второй — список. В нем по пунктам перечислено все то, что хотят передать близкому человеку.

Все продукты нужно указать в специальном списке. Без него передачу не примут.

Сына Эльмиры задержали накануне Нового года, женщина даже вспоминать не хочет, как тянула на себе огромную сумку в Жодино, пока другие покупали елку и украшали квартиру.

До конца мая осталось еще несколько дней, а Эльмира принесла в СИЗО № 1 последние 3,8 килограмма. Лимит уже исчерпан.

— Первые дни после задержания сына — шок. Впервые наша семья столкнулась с тюрьмой, но ничего, выдержала. Люди незнакомые помогали, объясняли, как заявление писать, как вещи передавать, меня тогда просто трясло, — перебирает в памяти Эльмира события полугодовой давности.

— Знаете, почти все люди, с которыми столкнулась в этот период жизни, понимающие и хорошие, только однажды в Жодино для сына не приняли таблетки. Я специально отпросилась с работы, медикаменты передаются раз в неделю, приехала, а передачу развернули. Это жестоко.

Мой сын еще не осужден, не признан виновным, он впервые за решеткой. Понимаете?

Практически у всех женщин, которые согласились с нами поговорить, сыновья оказались под следствием из-за наркотиков. Эльмира — исключение. Ее единственному сыну 37 лет, мужчине предъявлено обвинение по ч.4 ст. 209 УК (Мошенничество в особо крупном размере). Остался без работы, захотел подзаработать и, как отмечает наша героиня, «заработал особо крупный размер».

В каждой передаче лежат сигареты, в СИЗО они считаются валютой.

— Сын на еду в изоляторе не жалуется, помню смешной случай, как совсем молоденькая девушка возле СИЗО рассказывала: «Ой, а моему супчики и кашка очень нравятся».

Я развернулась и спросила: «Девочка моя, чем же тогда его дома кормила?» — впервые на лице Эльмиры за время нашего разговора появилась улыбка. — Сын, находясь в изоляторе, даже поправился, движения никакого нет.

Камера — 14 квадратных метров, что говорить, это старая тюрьма…

Семья задержанного мужчины договорилась между собой: мама носит передачи и все финансовые затраты в этом плане ложатся на ее плечи, жена и родственники оплачивают адвоката.

— В месяц на передачи уходит 500 рублей, это половина моей зарплаты. Можно, конечно, не так много всего покупать, но хочется скрасить пребывание сына. Если бы он попал туда за наркотики, убийство, честно, не жалела бы до такой степени, — говорит Эльмира.

Уже месяц идет процесс по делу сына Эльмиры, адвокат их «пожалел и сделал скидку», за один рабочий день защитнику платят 350 рублей.

«Как только муж освободится, навсегда уедем из Беларуси»

Когда возле СИЗО № 1 появляется эффектная и хрупкая Елена (имя изменено — Прим. TUT.BY), окружающие с интересом начинают ее рассматривать: высокие каблуки, красивое черное платье, длинные волосы. С января 2018 года она здесь частый гость.

— Мой муж, бизнесмен-программист из Украины, работал сутками и, да, иногда курил марихуану. Его приговорили к двум годам лишения свободы, срок мог быть бы другим, но он не резидент страны, поэтому сразу дали лишение, — рассказывает TUT.BY Елена.

— До задержания мужа у нас был бизнес в интернете по всему миру, снимали в Минске хорошую квартиру. Столько было друзей, знакомых, а когда случилась беда — почти все исчезли. Помогать мне оказалось некому. Дважды покупала продукты для передачи в Украине, в Беларуси все нереально дорого.

А супруг любит орехи, сухофрукты, козинаки, это стоит нормальных денег.

В этот раз Елена принесла 33-летнему мужу одежду, кроссовки, нижнее белье. Все черного цвета, как советовали сокамерники супруга.

Елена принесла мужу одежду черного цвета. Так ему посоветовали сокамерники.

— Муж говорит, тюрьма на него положительно повлияла. Он бросил курить, отказался полностью от мяса, начал заниматься спортом. Чтобы не сидеть без дела, прописывает в тетради алгоритмы действий, касающиеся бизнеса. Одни задания для меня, другие — для партнеров.

В камере он познакомился с интересными людьми, вчера мне звонил бизнесмен из Москвы, недавно освободился и интересовался, как там дела у супруга. Муж уверен: в обычной жизни он бы не встретил столько ярких людей. И, конечно, за решеткой происходит переоценка ценностей. Мужчины начинают ценить своих жен, детей, тех, кто с ними рядом будет всегда.

Наша семья уже решила: как только муж освободится, навсегда уедем из Беларуси, — говорит на прощание Елена.

Уже в самом изоляторе девушку попросили достать шнурки из кроссовок, остальные вещи приняли без проблем.

На вещах, которые передают в изолятор, не должно быть никаких шнурков.

Наши собеседницы почти в один голос повторяют, что к персоналу в СИЗО № 1 на Володарке нет никаких претензий, здесь все спокойно объясняют, любой вопрос можно решить на месте. Единственное пожелание: распространить информацию, где было бы прописано, как нужно запаковывать продукты, что можно и чего нельзя, какая одежда и обувь годится для СИЗО.

— Это я теперь знаю, что шоколадки и конфеты нужно разворачивать, чтобы не было никаких бумажек, и класть в прозрачный пакет, все орехи должны быть почищены, — рассказывает женщина, которая приехала к сыну. В сумке лежит пакет домашней клубники с грядки, ягоды, конечно, не приняли.

Конфеты и шоколад должны быть без обертки. Клубнику женщине вернули назад.

«Ничего не осталось… Ни денег, ни здоровья»

Ольга — единственная, кто идет к Володарке без тени грусти и печали, за руку ведет маленького сына. С журналистами общается легко, много шутит и улыбается.

— Отец 15 лет назад ушел к другой женщине, не виделись, не общались, а тут звонит Следственный комитет: «Здравствуйте, ваш папа задержан». За что, не знаю, — беззаботно рассказывает Ольга. — Купила ему сигарет, сушки, печенья. Отдала рублей 40−45, ничего страшного, чужим людям мы же тоже помогаем.

А вот другой Ольге из Минска не до смеха. До СИЗО № 1 она добиралась на троллейбусе, везла сыну две огромные сумки, одну вернули назад: в этом месяце женщина уже превысила лимит в 30 килограммов.

 — До сих пор не понимаю, почему все заводские упаковки, те же сушки, хлопья, «Роллтон» и картофельное пюре нужно распаковать, разложить по своим пакетам. Якобы в уже запакованные на заводе мы можем забросить наркотики? — недоумевает Ольга. — Те же ягоды можно разрешить приносить по 300 граммов, но они категорически запрещены, потому что быстро портятся.

Недавно ее 33-летнего сына признали виновным по ч.2 ст. 328 УК (Незаконный оборот наркотических средств) и приговорили к 5 годам лишения свободы. По словам Ольги, они живут от зарплаты до зарплаты, иногда приходится брать взаймы, только в прошлом месяце адвокату нужно было заплатить 1200 рублей.

— По приговору конфисковали два ноутбука, машину, мои деньги, которые у него хранились. Ничего не осталось… Ни денег, ни здоровья, — рассказывает женщина.

Она не спешит уходить домой, Ольга присела на лавочку, облокотилась, по щекам покатились слезы.

— Вот так сидела бы, не уходила. Очень тяжело материнскому сердцу пережить такое, — плачет женщина.

Женщины из региона приезжают с большими сумками дважды в месяц. Каждая поездка вылетает в приличную сумму.

На другой скамейке Татьяна из Копыля, она как никто другой понимает Ольгу. Ее 29-летнего сына приговорили к 10 годам и тоже за наркотики.

— Эмоций много… Сын был помощником машиниста, потом потерял работу, жил в общежитии и решил подзаработать. Успел сделать только одну закладку, его сразу взяли, — рассказывает Татьяна. — В основном привожу свою колбаску, сало, сигареты. Сын не курит, но в СИЗО сигареты как валюта.

Почти в каждой сумке или пакете лежат сигареты, например, некурящим в месяц передают по 20 пачек. Женщины не скрывают, если зарплата совсем небольшая, они лучше откажут себе, но близкому человеку обязательно привезут продукты.

 — За эти месяцы успели с многими подружиться, — говорят наши героини. — Ищешь хоть какую-то поддержку. Выговоришься — и легче становится.

Они вытирают слезы и уходят домой не оглядываясь. Завтра многие из них снова придут на Володарку.

Источник: https://news.tut.by/society/594259.html

Записки заключенного: СИЗО – игры разума

Образец заявления на передачу в сизо 1 минск

Парадокс в том, что именно в СИЗО хочется кому-нибудь довериться, в месте, абсолютно не предназначенном для этого чувства. Попав туда впервые, человек, вырванный из привычной жизни, нуждается в поддержке, понимании, в восстановлении психологического равновесия.

Милиция прекрасно об этом знает и использует следственные изоляторы на полную катушку, чтобы заставить подследственного, не желая того, работать на себя. Знают об этом и зеки, мотающие не первый срок, — так называемые «строгачи» (сидящие на строгом режиме).

Их задача абсолютно не отличается от милицейской: заставить работать на себя.

© Sputnik / Виктор Толочко

Камеры в СИЗО разделены по режимам содержания. В одних сидят только «первоходы» — те, кто попал в тюрьму впервые, или у кого уже снята судимость, — так называемые хаты общего режима. В других (строгого режима) «строгачи», те, кто мотает не первый срок.

По закону первоходы со строгачами должны сидеть в разных хатах, чтобы не передавать воровские традиции, не учить разным глупостям и не «выдуривать» еду и прочие нужные вещи. Но всегда, в каждой камере общего режима есть хотя бы один строгач.

Это делается для того, чтобы опытный сиделец присматривал за первоходами, учил их тюремным законам и понятиям и, самое главное, втихаря собирал информацию для милиции. Практически у всех строгачей, которых подселяют в камеры к первоходам, есть косяки на зонах во время прошлых отсидок, и они кровно заинтересованы не ехать туда.

Им позволяют остаться в СИЗО и перекидывают их из камеры в камеру при условии, что они будут проводить политику администрации.

© Sputnik / Алексей Куденко

Камера в СИЗО. Архивное фото

Помню, на Володарке одного такого строгача забирали из нашей хаты на этап в лагерь. У него была небольшая истерика, он кричал контролерам, что оперативник обещал оставить его в СИЗО. В итоге его все равно увезли в зону. Собираясь, он втихаря забрал все сигареты из «общака».

Обычно строгачи в хатах для первоходов занимают верхушку пищевой цепочки: у них в арсенале огромное количество баек из лагерной и тюремной жизни, они умело жонглируют «понятиями»… Здесь я говорю о «воровских» понятиях — неписанного, но обязательного к исполнению жизненного закона в зонах. Поскольку он нигде не прописан, то его всегда легко интерпретировать в свою пользу. Опытный зек — мастер софистики.

Каждая хата в СИЗО — отдельный мир. Зеки могут получать новую информацию только на редких этапах, поэтому о тюремной жизни первоходы получают сведения от «своего» строгача и из тех знаний, которые они почерпнули на свободе (многие крутились все-таки в криминальной среде).

© Sputnik / Табылды Кадырбеков

Самые главные чувства, которыми пропитан воздух в каждой камере для первоходов, — это ощущение единства всех зеков, крепости воровских духа и закона перед лицом любых опасностей, преступная романтика и арестантская взаимопомощь. Люди объединены общей бедой на враждебно настроенной территории — это сплачивает. Этим же и пользуются опытные зеки.

По тюрьмам ходит много хрестоматийных баек, герои которых (преступники, естественно) проявили себя либо нестандартно, либо смело. Естественно, все строгачи, которых я встречал в тюрьме, были или героями тех событий, или их свидетелями, или знали непосредственных участников. Таким образом они повышали свой статус и могли потихоньку манипулировать молодежью.

© Sputnik / Виктор Толочко

Охранник наблюдает за заключенным в камере (фото носит иллюстративный характер)

Один из строгачей (назовем его Кириллом) возил с собой сумку, полную кремов, шампуней, паст, и если кому-нибудь передавали дорогую косметику, менял ее на дешевую из своей сумки, говоря, что потом, в лагере, он отдаст это нуждающимся.

Кое-что, естественно, оставит и себе. Сколько я ни сидел в тюрьме, он все готовился к этапу в зону. Со мной в лагере был парень, заехавший в хату к этому строгачу через пару месяцев после моего отъезда, — Кирилл все готовился к этапу.

В самой первой хате, в которую заехал, я успел за непродолжительное время испортить отношения со всеми.

Мы были абсолютно не похожи друг на друга: я — мальчик из университета и четверо гопников моего возраста, кто-то из заводских районов городов, кто-то из деревень. Строгач, молодой парень — за тридцать.

Хотя тогда он казался нам взрослым мужиком. Я был немного сноб и плохо скрывал свое отношение к соседям, они отвечали мне взаимностью.

© Sputnik / Виктор Толочко

До посадки я пытался заниматься цигун (китайская гимнастика), но почему-то особенно сильно меня потянуло к этим упражнениям в тюрьме. Естественно, мои сокамерниками этого не оценили и начали прикалываться.

Чем больше они ржали, тем более усердно я занимался.

В итоге они успокоились, видимо, решив, что с больного и спрос маленький, но эта история наложила дополнительный осадок на наши и без того не очень теплые отношения.

И вот, в хате повелось, не без активного участия строгача, что все зачитывали друг другу свои письма, обсуждали их, бывало, что он помогал молодежи писать ответы. Ребята были малограмотные, иногда с трудом объясняли на бумаге, чего хотят. Строгач же со своим опытом писания писем выглядел профессором.

Я не считал нужным зачитывать свои письма вслух, поэтому о чем и с кем я переписываюсь, никто не знал. Так долго продолжаться не могло. В итоге, когда мы в очередной раз получили письма, они начали предъявлять претензии, что мне, видимо, пишет тюремный оперативник, а я в своих ответах рассказываю, что происходит в камере.

Поэтому я и не зачитываю свои письма вслух. Естественно, я их послал. Они обиделись, но поделать ничего не могли. По всем понятиям читать чужие письма, если для этого нет серьезных оснований, нельзя — это работа милиции (пример той самой софистики: обвинить в сотрудничестве с милицией, чтобы самому проделать их работу).

Вообще, в тюрьме основная форма давления — психологическая. В закрытой камере, в одном коллективе, 24 часа, если тебя будут постоянно «кусать», можно одуреть. Бывали случаи, когда людей доводили до самоубийства.

Есть в тюрьмах и специальные «пресс-хаты». Там на очень льготных условиях сидят спортсмены или просто здоровые лбы. К ним периодически закидывают тех, кто не хочет признавать вину (если касается какой-нибудь серьезной статьи).

И в пресс-хате сами зеки начинают несчастного обрабатывать не только психологически, но и физически. Естественно, сам я этих хат не видел, но об этом знают все, кто сидел.

А столкнувшись с работой милиции, я верю, что такие камеры есть — следователи особенно не переживает о моральной чистоте своих методов.

Со мной в камере сидел парень: он и его младший брат, которому было около 17 лет, обвинялись в убийстве соседки за пенсию. Моего сокамерника периодически возили на ИВС для встречи со следователями. Каждый раз, возвращаясь оттуда, он полдня сидел в легком шоке — младший брат брал на себя и, соответственно, на него новые преступления, которых они не совершали.

© Sputnik / Андрей Стенин

Окно в следственном изоляторе

Для того чтобы отчитаться о раскрытых «висяках», милиционеры выбирают из подследственных, чьи дела ведут, тех, кто абсолютно не «греется» (кого не поддерживают с воли), и предлагают за чай и сигареты написать явку с повинной о преступлениях, которых они не совершали. Тем, кого подозревают в убийстве, взять на себя несколько краж — не проблема: срок не добавят, только иск вырастет. А это, когда впереди маячит лет 15, и платить ты не собираешься, не повод для беспокойства.

Активно используются стукачи, что естественно. Если это строгач из хаты, то он выводит на разговор о твоем преступлении. Дает советы, иногда весьма ценные. И всячески пытается войти в доверие, чтобы ты рассказал ему больше, и, по возможности, то, чего не рассказывал следователям.

Учитывая, что строгач — зек опытный, сидите вы дружным коллективом в небольшой камере 24 часа, то каждое твое движение, каждое слово запоминается, анализируется и может быть использовано против тебя.

Не только строгачом, любым зеком, поскольку, несмотря на братскую взаимопомощь, как в тюрьмах, так и в лагерях, если зазеваешься, тебя обязательно «сожрут» с потрохами.

Иногда даже просто так, из любви к искусству и для развлечения.

Продолжение следует. Следите за обновлениями портала.

Источник: https://sputnik.by/society/20160828/1024932021/1.html

ЖурналЗаконов
Добавить комментарий