Сколько стоит пребывание хосписе

В хоспис не надо “сдавать”. но это место, где со смертью можно договориться

Сколько стоит пребывание хосписе

Лучше всего – чтоб смерти не было. Чтобы были вечно цветущие восемнадцать лет, и соловьи, и дорога в поле, и первая любовь – и чтобы все это навсегда. И чтобы близкие не умирали, и родители были рядом, и бабушка здорова, и дед бравый и веселый, и сам ты – неуязвимый и бессмертный, как бывает только в юности и детстве. И то, к сожалению, не всегда.

Татьяна Краснова

О смерти не хочется говорить.

От нее хочется отвернуться, отменить ее, вычеркнуть. К сожалению, ее не получается даже заказать – такую, как хотелось бы, мгновенную и легкую.

Вот мой дед, военный летчик, прошедший Сталинград и Халхин-Гол, в начале семидесятых приехал проверять военную часть где-то под Владимиром, вышел из поезда, в кителе с орденскими планками, подтянутый и красивый, вскинул руку к козырьку, приветствуя встречавших, упал и умер под «здравия желаем, товарищ генерал». Мы тогда плакали, а бабушка сказала тихонечко: «Мне бы так!»

С нею «так» не получилось. В конце семидесятых ей полагалось обезболивание по разнарядке. Положено было всем одинаково, и наплевать, что больно всем по-разному, и больше наркотик взять негде, и надо терпеть, а боль при раке поджелудочной железы такая, что терпеть невозможно даже русской женщине, не то что генералу… Не приспособлен к этому живой человек…

Тогда хосписов не было. Помочь было некому – да и нечем.

Сейчас, меньше чем одну жизнь спустя, мы сидим в красивом ухоженном доме неподалеку от Новодевичьего монастыря, за окном цветет весенний сад, а в доме пахнет кофе и цветами. Смерть, конечно, никуда не ушла. Но хоспис кажется мне местом, где с нею пытаются договориться. Не сказать, чтобы на равных, но – с уважением.

Сегодня Первым московским хосписом заведует молодой врач, онколог, Ариф Ниязович Ибрагимов. Об этом разговоре я попросила его потому, что за последний месяц только мне раз пять пришлось говорить с родными и близкими тех, от кого отказалась, исчерпав свои возможности, обычная медицина.

Что делать? Как быть? Как помочь близкому, как облегчить его страдания, как продолжать жить самому?

«Хоспис!» – привычно отвечаю я. «Нет, только не это», — привычно слышу в ответ. Его боятся. Скорее всего потому, что не знают, что это.

Первый московский хоспис

Мы ищем тех, кто сочувствует

— Ариф Ниязович, так что же такое хоспис?

— Хоспис – это медико-социальное учреждение. А почему не классическое медицинское, почему такая приставка – медико-социальное? Да потому что, будучи лечебным учреждением со своей спецификой, мы никогда не ставим на второй план социальные и семейные проблемы наших пациентов.

В обычной больнице единица, которой измеряют оказание помощи – это пациент. В нашем случае – это семья. Мы работаем не только с пациентом, но и с теми, кто его окружает.

И порой доходит до того, что работа с самим пациентом занимает процентов тридцать времени, остальное занимает семья.

— По определению, паллиативная помощь облегчает боль, предлагает пациентам систему поддержки, чтобы они могли жить насколько возможно активно до самой смерти, а близким пациента — психологическую поддержку во время его болезни, а также в период тяжёлой утраты. Откуда берутся люди, работающие в хосписе? Ведь в российских медицинских ВУЗах специально и отдельно паллиативной медицине не обучают?

— Не обучают, нет такого направления. Любого врача с базовым медицинским образованием, неважно с каким, будь то хирург, анестезиолог, терапевт – можно научить. Конечно, на это уйдет время, и гораздо большее, чем обычно тратят на курсах повышения квалификации, но это возможно.

— Как вы отбираете людей, которые вам подходят, и как отсеиваете тех, кто не подходит?

— Мы ищем тех, кто сочувствует пациенту. В первую очередь, человек должен быть человеком.

***

Перед тем, как оказаться в Центре паллиативной помощи на улице Двинцев, моя мама поговорила с соседками на лавочке у подъезда. Потом позвонила мне, и в слезах сказала: «Я в больницу не поеду!»

В городской бесплатной больнице, работающей на наши с вами налоги, нянечка ударила 85-летнюю Анну Ивановну полотенцем за то, что та не успела дойти до туалета.

76-летнюю Марию Петровну положили на каталку в коридоре и не подошли ни разу за сутки. Отцу моей подруги, 96-летнему ветерану Великой Отечественной войны, отказались выписывать дорогое лекарство, положенное ему бесплатно.

Дочери сказали коротко и сурово: «А чего вы хотели? Конечно, ему плохо! В таком-то возрасте!»

«Не все больницы такие!» — сказала я.

«Других нет!» — ответила мама. С ней было очень трудно спорить. Старики упрямы…

Потом мы приехали на Двинцев, в Центр паллиативной помощи.

Иначе как шоком мамино впечатление от него назвать было нельзя.

Ее ждали. Ей приготовили постель. Доктор, пришедший для того, чтобы познакомиться с новой пациенткой, спросил от двери: «Вы не против, если я вас осмотрю?»

Потом с ней говорили. Долго. Может быть, полчаса. Или минут 40. Много дольше, чем за годы в районной поликлинике. Ее не перебивали, за ней записывали.

Потом медсестра принесла ей очищенный мандарин.

«Я не понимаю, — сказала мама, — почему они так ко мне относятся? С какой стати?!»

У нас так принято

— Почему у вас – сочувствуют, а в большинстве мест – нет?

— У нас так принято. Человека всегда раскрывает его окружение. Многие доктора, которые сейчас работают в нашей системе, раньше такими никогда не были. Хосписы позволили им раскрыться.

— Выходит, если дать человеку возможность вести себя по-человечески, он с благодарностью принимает это?

— Дать и научить. Может быть, о многих вещах человек не задумывался. Работал и работал. Как на конвейере. Изо дня в день, от звонка до звонка. Честно работал. Старался, помогал как мог. И на сочувствие и сопереживание просто не хватало времени и сил. И тут ему показали, что рамки можно расширить. Что можно вести себя по-другому.  

Ариф Ибрагимов

— Доктор, но ведь обычно врач настроен на то, чтобы вылечить. Победил болезнь – молодец. Не смог – ты проиграл.

— Первый секрет как не «выгореть» в этой ситуации – не ставить себе нерешаемых задач. Ведь нас в институте медицинском всегда как учили? Лечить, лечить, чтоб человек выздоровел. Если в хосписе ставить себе такие  глобальные задачи, вот, то не проработаешь и пары месяцев, мне кажется. К нам попадают неизлечимо больные люди.

К сожалению, в большинстве случаев, исход будет один. Но редко кто задумывается из докторов, не работавших в системе паллиативной помощи, что даже смерть может быть разной. Может быть – мучительной, в страданиях, рядом с семьей, не готовой к кончине близкого человека.

Ведь сплошь и рядом с людьми не говорят подробно, ничего не объясняют.

А может быть совсем иначе: когда пациент не страдает, осознает все, что с ним происходит, успевает решить свои земные человеческие проблемы, родственники знают, что их ждет, не паникуют, они готовы, они рядом. И это абсолютно разные истории. Казалось бы, конец один, но к нему можно прийти двумя тропами. И  надо ставить себе задачу прийти по второй.

***

Моя мама меньше всего задумывалась о смерти. Вообще говоря, она собиралась не умирать, а сажать огурцы на даче. И еще – у нее не было рака. Был очень долгий, и очень плохо леченный диабет, 84 года и «полиорганная недостаточность». На обычном языке так называют усталость и изношенность всех органов. «Неужели ей пора в хоспис?» — спросила я нашего лечащего врача.

В хоспис не надо “сдавать”

— Когда настает пора думать о хосписе?

— Задуматься стоит тогда, когда мы узнаем, что есть некая медицинская проблема, которую уже не могут решить доктора куративной медицины. Сейчас общество у нас открытое, в распоряжении каждого человека море информации. Можно почитать, посмотреть.

В частности, понять, что паллиативная помощь в Москве доступна в разных формах – и в стационаре, и дома. И  вовсе не обязательно «сдавать» человека в хоспис – формулировка, которая звучит пугающе для многих. Паллиативная помощь может быть оказана и на дому, под наблюдением наших врачей.

И больше половины пациентов выбирают именно такой вид помощи.

Часто пациент страдает от симптомов, с которыми не может справиться амбулаторный врач. Вот  тогда уже пора обратиться в хоспис.

И вот что очень важно: лично мне всегда легче работать с пациентом и его родственниками, когда я их знаю хотя бы несколько месяцев.

Тогда ты уже примерную характеристику семьи имеешь в голове: кто как будет реагировать на те или иные разговоры, на те или иные новости; уже знаешь пациента, знаешь его привычки, предполагаешь, как он отреагирует на то или иное лекарство.

Люди часто боятся как огня самой этой мысли: «сдавать»… И оттягивают, оттягивают, оттягивают до последнего решение обратиться за помощью. В итоге, очень часто обращаются в хоспис за несколько дней до смерти. Мы физически не можем за это время хорошо и качественно помочь. Мы в любом случае делаем все возможное, но помочь максимально качественно уже не успеваем.

***

«Не говори никому, что мать в хосписе — строго сказала мне соседка, — Люди осудят! Ты должна была все сделать сама! Это твоя мать!»

У моей мамы был асцит. Так называют скопление жидкости в брюшной полости. Очевидно, что справиться с этим самостоятельно я не могла. Но дело не только в асците.

Знали бы вы, с какой заботой, нежностью и сноровкой две сестрички помогли моей маме вымыться. Как быстро и ловко поменяли белье. Как удобно устроили столик, за которым можно было поесть. Как легко и сноровисто кололи уколы, спрашивая по три раза: «Вам точно не больно?»

Что оставалось мне? Приносить красивое и вкусное. Сидеть у постели. Рассказывать про свою работу, успехи внучки, про то, как по ней скучает кот. В общем – быть дочерью…Такую возможность, кстати, хоспис предоставляет в круглосуточном режиме.

***

— Люди часто воспринимают уход за умирающим как свой священный долг, и бывает, что тратят на это без остатка все физические и душевные силы. Считается, что все это надо «выстрадать».

— Если человек решил, что ему надо пройти именно такой путь – так тому и быть. Но, позвольте нам рядом постоять, и облегчить жизнь и вам, и вашему умирающему близкому.

А если все-таки принято решение отправиться в стационар, то там присутствие родных просто неоценимо.

Перемещение больного в тяжелом состоянии в незнакомое, непривычное место – огромный стресс, и близкие могут облегчить его своей любовью и заботой.

***

На второй день в хосписе мама спросила меня трагическим шепотом: «Сколько же тебе приходится платить врачам и сестрам, чтобы они за мной так ухаживали?!»

Мой ответ маму не убедил. Боюсь, до самого конца она думала, что я просто скрываю от нее те страшные суммы, которые приходится вносить…

У вас никогда не возьмут денег

— Ариф Ниязович, сколько стоит пребывание в хосписе?

— Нисколько.

— Но вы же понимаете, что этого просто не может быть?

— Придется поверить. Это не стоит нисколько. И у вас не возьмут денег. Никогда, ни за какую манипуляцию.  

— Но ведь платные хосписы в Москве есть. А есть и очень платные.

— Это так. К сожалению, далеко не всегда это значит, что они лучше. Например, некоторые из них не имеют лицензии на применение мощных обезболивающих препаратов. И честно говоря, для того, чтобы хоспис стал домом, не нужно так уж много денег. Нужна доброта. Улыбки. Цветное постельное белье и яркая посуда без надписи «для вторых блюд» через всю тарелку. Простое человеческое внимание.

Мы с вами разговариваем в Первом московском хосписе имени Веры Миллионщиковой. Он существует уже давно, у него есть вот этот прекрасный дом, двери с витражами и сад. Центр паллиативной помощи на улице Двинцев работает всего три года. Но дайте срок, и там будет так же красиво …

***

Среди того, что поразило маму в хосписе была собака. Собака была мала размером, прилично одета в розовую юбку, на голове имела бант, и пришла не просто так, а вместе со своим волонтером. Собака работала психотерапевтом.

Она танцевала в палатах и коридорах, охотно принимала угощения и с удовольствием сидела на ручках.

Фотография совершенно счастливой мамы с этим псом – последний ее снимок, который я сделала.

Вам постараются помочь

В отличие от большинства людей, я знаю, каких неимоверных, нечеловеческих сил стоит создание сети московских хосписов и поддержание в каждом (в каждом!) из них этой удивительной атмосферы доброты, внимания, приятия и любви, которых не купить ни за какие деньги в мире. Я знаю, чего стоит отважной Нюте Федермессер и ее потрясающей команде поддержание огня в этом очаге.

Я очень постараюсь сделать мою личную благодарность Центру паллиативной помощи, хосписам и фонду «Вера» осязаемой.

А всем вам я хочу показать одну очень важную табличку.

Изучите ее внимательно. Пусть она не пригодится ни вам, ни вашим близким как можно дольше. Но если пригодится – знайте, вам очень постараются помочь.

Любые вопросы о паллиативной помощи можно задать по телефону Горячей линии помощи неизлечимо больным людям:

8 800 700 84 36

Она работает круглосуточно и бесплатно для абонентов со всей России

Для жителей Москвы: координационный центр Московского многопрофильного Центра паллиативной помощи: +7(499) 940 19-48

Просветительский портал о паллиативной помощи – http://pro-palliativ.ru/

Источник: https://www.pravmir.ru/v-hospis-ne-nado-sdavat-no-eto-mesto-gde-so-smertyu-mozhno-dogovoritsya/

Паллиативная помощь — это просто уход за теми, кто умирает? Из хосписов уже не возвращаются? Важные вопросы про паллиатив (в том числе неловкие)

Сколько стоит пребывание хосписе

О паллиативной помощи и о том, что она есть в России, слышали уже многие — но в реальности мало кто представляет, как она устроена.

Эта помощь — только для неизлечимо больных людей? Или их родственникам, которые переживают трудные времена, тоже помогут? Как смотреть в глаза человеку, которого ты отвез в хоспис? Куда звонить, если кажется, что у вас требуют деньги за то, что положено вам по закону? В рамках проекта MeduzaCare мы попросили просветительский проект «Про паллиатив», созданный фондом помощи хосписам «Вера», ответить на самые важные вопросы о паллиативной помощи.

Другие материалы MeduzaCare собраны на специальном экране.

Паллиативная помощь — это обезболивание и профилактика пролежней?

Не только. Это всеобъемлющая помощь человеку с неизлечимым прогрессирующим заболеванием: ему подбирают или корректируют схему обезболивания, помогают избавиться от симптомов заболевания (одышка, тошнота, отеки и прочее), оказывают психологическую и юридическую поддержку.

А еще всеми возможными способами стараются обеспечить лучшее качество жизни. Поэтому концерты, сладости, уют в хосписе — такая же часть паллиативной помощи, как гигиена или обезболивание.

Право каждого человека — провести последние дни жизни так, чтобы было не больно, не одиноко, не стыдно — а значит, не страшно. 

Кроме того, паллиативная помощь — это еще и поддержка родственников больного, у которых возникают медицинские, психологические и юридические проблемы. Этим людям может быть очень тяжело, особенно если они не привыкли просить о помощи и все делают сами.

В хосписы попадают только те, у кого рак?

Хосписы и паллиативные отделения в России в принципе предназначены для неизлечимо больных людей, у которых исчерпаны возможности радикального лечения и медицинской реабилитации. В их число входят пациенты с разными формами злокачественных новообразований (их действительно большинство), но также люди с , и многими другими тяжелыми заболеваниями. 

Если я сдам близкого в хоспис, как ему потом смотреть в глаза? 

Во-первых, в хосписы не «сдают». Их выбирают сами пациенты или их родные как наиболее оптимальное решение, когда требуемая помощь по каким-то причинам невозможна в домашних условиях.

Так бывает, когда пациенту нужно медицинское оборудование или специальный уход, который родственники не в силах обеспечить. Или человек одинок — и о нем некому позаботиться.

В хосписе же человеку будут давать необходимые обезболивающие препараты и помогут избавиться от неприятных симптомов. В любом случае в хоспис обращаются, получив рекомендацию врача и совместно обсудив этот выбор. 

Во-вторых, выбор в пользу хосписа не означает, что вы бросаете близкого человека.

В московских государственных хосписах разрешено круглосуточно посещать близких, оставаться с ними на ночь, приходить с детьми и даже домашними животными. Вы можете быть рядом сколько захотите.

При этом медицинский персонал будет помогать вашему близкому так, чтобы у вас оставались силы и настроение на самое важное: разговоры, прогулки, объятия и проживание каждого момента вместе.

Из хосписов люди не возвращаются? 

Зависит от конкретного случая. Обычно паллиативную помощь в России оказывают людям, которым осталось жить меньше года. Но бывает, что из хосписа выписываются домой после того, как человек получил симптоматическую терапию и обезболивание.

Вообще, средний срок пребывания в хосписе — три недели. Он может продлеваться по решению лечащего врача, но часто бывает и меньше. Все зависит от целей и задач, поставленных перед госпитализацией.

Иногда нужно решить конкретную медицинскую проблему: убрать жидкость из брюшной или , подобрать обезболивающую терапию. С этими задачами можно справиться и за неделю-две.

А иногда человеку, ухаживающему за близким, самому нужно лечь в больницу на плановое обследование или уехать в командировку.

Паллиативная помощь бесплатна?

Да. Бесплатная паллиативная помощь гарантируется государством — это прописано в программе государственных гарантий.

Кстати, в 2019 году там впервые указали, что у человека есть право бесплатно получить такую помощь в том городе, где он оказался, даже если у него нет регистрации.

В положении об оказании паллиативной помощи зафиксирован весь объем помощи, который положен тяжелобольному ребенку или взрослому.

В Москве в государственных учреждениях, оказывающих паллиативную помощь, нет платных услуг. Если с вас все же потребовали деньги, это повод для жалобы в координационный центр по телефону +7 (499) 940 19 48.

В регионах дела обстоят по-разному: где-то паллиативная помощь действительно бесплатна, где-то в государственных больницах помимо бесплатных есть и платные паллиативные койки. Существуют и государственные учреждения, формально оказывающие паллиативную помощь, хотя на деле она включает в себя только помощь врача: сестринский уход ложится на плечи родственников, либо предлагается за деньги.

Также есть частные хосписы, где предоставляют платные услуги. Но прежде чем обратиться в такой хоспис, проверьте, есть ли у него лицензия на медицинскую деятельность и работу с опиоидными анальгетиками, изучите отзывы и подумайте, стоит ли платить за услугу, которую могут оказать и без денег.

Если не хочется в хоспис, придется страдать дома? 

Страдать не нужно нигде. Подавляющее большинство пациентов остаются дома.

К ним приезжают медицинские работники из выездной службы: помогают с обезболиванием и тягостными симптомами, учат близких необходимым навыкам, консультируют о том, как получить социальную помощь.

Если выездная служба в вашем регионе работает не во всех населенных пунктах, паллиативную первичную помощь окажут сотрудники фельдшерско-акушерских пунктов.

У фонда помощи хосписам «Вера» есть проект «Мастерская заботы», который учит разным аспектам ухода родственников тяжелобольных людей: как перемещать и кормить пациента, как организовать пространство, как избежать эмоционального выгорания. уроки «Мастерской заботы» можно посмотреть на ютьюб-канале. Любые медицинские, социальные, юридические, психологические вопросы можно задать, позвонив на горячую линию помощи неизлечимо больным людям — 8-800-700-84-36.

Куда обращаться, если моему близкому нужна паллиативная помощь?

Сначала нужно обратиться к лечащему врачу. Он скажет, как лучше получить помощь — в стационаре или дома.

Паллиативная помощь может оказываться дома, в хосписе, отделении паллиативной помощи в больнице, доме/отделении сестринского ухода, кабинете паллиативной помощи в поликлинике.

Если врач не может ответить, позвоните на все ту же горячую линию помощи неизлечимо больным людям — по номеру 8 800 700 84 36. Она работает круглосуточно и бесплатно. Специалисты расскажут, как вы можете получить необходимую помощь.

Люди, живущие в Москве, получают паллиативную помощь в специализированных отделениях при больницах, Центре паллиативной помощи и его восьми филиалах-хосписах. Если вы хотите, чтобы ваш близкий оказался в одном из них, позвоните в координационный центр — 8 (499) 940-19-48. Диспетчеры работают круглосуточно, включая выходные и праздничные дни.

Для постановки на учет не требуется присутствие пациента, документы может привезти родственник или близкий. Можно просто прислать скан-копии документов по электронной почте lifelist@zdrav.mos.ru. В теме сообщения укажите: «Постановка на учет».

После получения данных диспетчер координационного центра свяжется с вами, чтобы обсудить, как организовать первый ознакомительный визит. Подробную памятку о схеме получения паллиативной помощи в Москве можно скачать по ссылке.

В регионах схема почти такая же.

Хотите помочь фонду помощи хосписам «Вера» и его просветительскому проекту «Про паллиатив»? Это можно сделать здесь

Источник: https://meduza.io/feature/2019/07/15/palliativnaya-pomosch-eto-prosto-uhod-za-temi-kto-umiraet-iz-hospisov-uzhe-ne-vozvraschayutsya

Устройте в хоспис! | Милосердие.ru

Сколько стоит пребывание хосписе

Рисунок Дмитрий Петров/miloserdie.ru

Для начала родным нужно решить для себя этическую проблему. Понять и принять, что оформляя своего близкого в хоспис, они не бросают и не предают его.

Мама моей коллеги Натальи боролась с онкологией не один год. Родные оказывали ей всю возможную поддержку. Но победить болезнь не удалось. В последние месяцы жизни женщины была обессилена не только она сама, но и ее дочь и зять. Между тем, они и не помышляли о хосписе, потому что боялись осуждения.

«Мысль о хосписе пришла нам только тогда, когда мы уже были абсолютно вымотаны морально и физически, — рассказывает Наталья. – Но наступил момент, когда борьба с болезнью истощила ее и мы решили на некоторое время устроить маму в больницу, чтобы медики поддержали ее немного, а мы бы немного отдохнули».

В обычную больницу женщину не приняли. Сказали, что паллиативной пациентке находиться в обычном стационаре бессмысленно. И порекомендовали обратиться в онкологический диспансер, а точнее в кабинет паллиативной помощи.

«После посещения кабинета паллиативной помощи все произошло очень быстро: вечером я обратилась туда, я уже на следующий день к маме приехал врач, — рассказывает Наталья. – Он осмотрел маму и сказал, что ее можно положить в хоспис, где ей, конечно же, будет легче переносить осложнения от болезни».

А еще через день мама Натальи уже находилась в отдельной палате хосписа. Родных очень порадовало то, что навещать пациентов хосписа разрешено в любое время дня и ночи, а время пребывания не ограничено.

Через неделю Наташиной мамы не стало.

«Если бы мы знали, что оформить в хоспис маму будет так просто, что ее страдания буквально отступят, да и мы перестанем тревожиться за маму так, как прежде, потому что она в надежных руках хороших специалистов! – говорит Наталья. – Мы бы сделали это раньше и не мучились совестью, думая, как многие, что поступим плохо, если «бросим» маму в хосписе».

Какую помощь можно получить в хосписе

Рисунок Дмитрий Петров/miloserdie.ru

Координирует работу с паллиативными пациентами Центр паллиативной помощи Департамента здравоохранения Москвы, в который входят Центр на улице Двинцев, 6 (на 200 коек), принимающий пациентов с любым диагнозом, а также восемь хосписов в разных частях Москвы — на 30 коек каждый для пациентов с онкологией.

Целью помещения в паллиативный стационар может быть:

— облегчение состояния пациента,

— лечение болевого синдрома, стремительно ухудшающегося состояния,

— передышка для родственников.

При этом, при наличии показаний, можно возвращаться хоспис сколько угодно раз.

Родственникам не стоит думать, что в таком стационаре их близкого «подлечат» от сопутствующих заболеваний. Этого не произойдет даже за деньги. По правилам хосписов, в них не оказываются платные услуги. Также как и экстренная помощь при острых состояниях и заболеваниях (в этом случае пациента переводят в скоропомощные стационары). Не предоставляется здесь и индивидуальная сиделка.

Также в хосписах невозможно провести дополнительную диагностику, специализированное лечение и лечение инфекционных, а также психиатрических заболеваний, реабилитационные мероприятия, хирургические операции, химио- и лучевую терапию, которые являются элементами лечения.

И, наконец, не стоит рассчитывать, что в хосписе установят окончательный диагноз. Здесь работают с пациентами, принятыми на основании тяжести их состояния. Причем берут пациентов даже с деменцией, кожными нарушениями и с психиатрическими диагнозами (вне обострения).

Встаньте на учет и оформляйтесь

Рисунок Дмитрий Петров/miloserdie.ru

Возможны два варианта. Первый — когда ваш родственник уже состоит на учете в Центре паллиативной помощи – предусматривает три шага:

  • Связаться с диспетчерской Центра по телефону: +7 (499) 940-19-50 и описать ситуацию.
  • Принять у себя врача отделения выездной патронажной службы (его визит организуется Центром), который прямо на месте примет решение о госпитализации.
  • После получения заключения от врача и проведения им Комиссии по госпитализации (максимальный срок — 1-го рабочий день) с родными связываются и уточняют возможные даты и место госпитализации.

Второй – когда ваш родственник еще не состоит на учете в Центре и не получал паллиативную помощь:

  • Свяжитесь с Координационным центром по круглосуточному телефону +7(499) 940 19-48 или по электронной почте lifelist@zdrav.mos.ru
  • Передайте документы в Центр на улице Двинцев,6 (это могут сделать ваши знакомые или друзья — очный визит пациента и его близких не требуется) или по мейлу Центра.
  • Принять врача паллиативной помощи для уточнения состояния ( визит организует Центр).
  • Ждать информации о дальнейших решениях от сотрудника Координационного центра.

Список необходимых документов вполне логичен. Родственникам не составит особого труда их собрать. В него входят:

  • Копия паспорта. При отсутствии регистрации в г. Москве может потребоваться разрешение Департамента здравоохранения г. Москвы
  • Копия полиса ОМС
  • Направление из поликлиники по форме 057/у (при наличии)
  • Копия СНИЛС
  • Выписка из амбулаторной карты или из последнего стационара с основным диагнозом
  • Заключение ВК (кроме онкологических пациентов в 4 стадии с гистологической верификацией)
  • Справка из МОРС (желательно) для пациентов с рассеянным склерозом
  • Заключение онколога (для пациентов со злокачественными образованиями при наличии гистологической верификации)

Наглядная инструкция о последовательности шагов для устройства в хоспис в Москве есть на сайте «Про паллиатив».

В хоспис можно взять даже домашнего питомца

Рисунок Дмитрий Петров/miloserdie.ru

Хоспис – это место, где обреченному человеку должно быть комфортно во всем. Поэтому сюда можно взять не только любимые плед и халат, тапочки, пижаму, цветы, фотографии, диски с любимой музыкой, но и небольшого домашнего любимца, если пациент находится в одноместной палате.

Если постоянное пребывание животного доставит пациенту беспокойство, близкие могут вместе с питомцем навещать родственника в стационаре. В хоспис тяжелобольной человек может взять и сигареты: курящим пациентам хосписа простительны их слабости.

Курить можно, и персонал подскажет, где именно.

Подробнее о том, что взять и чего не стоит брать в хоспис, рассказывает, в частности, Фонд помощи хосписам «Вера» на своем сайте.

Как правило, хосписы в достаточном количестве укомплектованы памперсами, пеленками, средствами гигиенического ухода, постельным бельем. Рекомендуется брать с собой не слишком много личной одежды и нательного белья: в хосписе есть прачечная, после которой вещи гладят и возвращают хозяину.

Также не стоит брать используемые в хосписе лекарства. Лишними будут оригиналы документов, деньги, драгоценности, украшения, которые попросту негде хранить.

В хосписе — шестиразовое питание, причем, при желании пациента ему всегда дадут добавку, так что приносить продукты питания не стоит. Если вам очень хочется угостить близкого любимым домашним блюдом – принесите то, что близкий человек сможет съесть сразу.

Источник: https://www.miloserdie.ru/article/ustrojte-v-hospis/

Достойный уход. Как работает краснодарский хоспис | Юга.ру

Сколько стоит пребывание хосписе

Портал Юга.ру побывал в краснодарском хосписе и выяснил, как работает медицинское учреждение, как туда попадают пациенты и чем больница отличается от хосписа.

Комплекс зданий краснодарского хосписа находится в Пашковском микрорайоне, недалеко от трамвайной остановки на улице Плиева. Постройки стоят в парке с широкими заасфальтированными дорожками. В коридорах основного здания тишина.

Кабинет главного врача Сергея Кузнецова находится на первом этаже рядом со входом в сестринское отделение. На мониторе у него на столе показаны все отделения хосписа.

Сергей Кузнецов

главный врач краснодарского хосписа

Доктор объясняет нам, что такое хоспис, — фактически дает определение.

«Это тип медико-социального учреждения, где пациенты в терминальной стадии заболевания получают достойный уход, симптоматическую паллиативную помощь и психологическую поддержку как больных, так и их родственников. Уход из этого мира — тяжелое испытание для пациентов, их родных и близких», — говорит медик.

Паллиативная помощь — это общая помощь больному в терминальной стадии заболевания, когда лечение неэффективно. На первый план выходит борьба с болью, соматическими проявлениями и решение психологических, социальных или духовных проблем больного.

Хоспис создан в декабре 2015 года на базе Краснодарской городской больницы № 4. Там занимались реабилитацией больных после инсульта, было большое неврологическое отделение, терапевтическое, отделение сестринского ухода.

В больнице проходили лечение, реабилитацию и получали уход пациенты с тяжелыми неврологическими и соматическими патологиями.

В связи с развитием паллиативной медицинской помощи в России министерство здравоохранения Краснодарского края и приняло решение о создании хосписа.

Первый в мире хоспис современного типа появился в Лондоне в 1967 году. Его открыла социальный работник Сесилия Сандерс после общения с умирающим от рака беженцем из Польши. После его смерти женщина приняла христианство и решила посвятить себя уходу за умирающими.

Сам Сергей Кузнецов, врач-невролог, специалист по паллиативной помощи, кандидат медицинских наук, работал здесь еще до появления хосписа. Офицер, полковник медицинской службы, в запасе с 2001 года. За его плечами — военная кафедра и работа в санавиации, после которой он и возглавил горбольницу в 2001 году.

Пациенты в хоспис поступают по медицинским показателям из поликлиник и больниц: сюда может направить, например, участковый терапевт, врач по паллиативной и медицинской помощи, онколог.

Больные при себе должны иметь полис, паспорт, переводные эпикризы, выписки, гистологическое исследование, выставленный диагноз. Их допускают после заседания комиссии в поликлинике.

Противопоказания — туберкулез, острые инфекционные и венерические заболевания, ВИЧ-инфекция, психические расстройства.

В стационаре 70 спальных мест. Здесь три отделения: два по 20 отведены под паллиативную помощь, там лежат онкобольные, еще 30 — отделение сестринской помощи.

В основном лежат пожилые пациенты, но, говорит доктор, есть пациенты и по 40-50 лет: онкология молодеет. В год в хоспис поступает до тысячи человек, все они — взрослые.

Паллиативную помощь детям тут не оказывают — детский хоспис на 20 коек в 2013 году открыт при городской больнице № 3.

В палатах пациенты лежат по двое-четверо, но есть и одноместные палаты. При размещении учитывается тяжесть состояния и психоэмоциональный фон человека. Кто-то стремится быть в компании, иные предпочитают одиночество. Но тем, кто поступает в тяжелом состоянии, зачастую не до общения.

В отделениях паллиативной помощи голубые и зеленые стены, пол выложен плиткой. Здесь широкие дверные проемы, в палатах и холле висят картины, стоят комнатные  растения. Заведующая отделением № 1 Светлана Макаренко говорит, что персонал старается создать здесь «атмосферу как дома».

В каждом отделении есть комната психологической разгрузки. Там могут отдохнуть сотрудники хосписа, больные и их родственники. В комнатах стоят православные иконы, много цветов в горшках, диван и телевизор. Есть даже аквариум с рыбками и черепашкой.

На третьем этаже для больных, которые могут ходить, в коридоре расположен шкаф с книгами. Заведующая отделением № 2 Оксана Мустафа рассказывает, что библиотеку собирают сами сотрудники.

Телевизоров в палатах нет — больные их не смотрят, но, говорят врачи, если захотят, то можно подключить.

В отделении сестринского ухода лежат больные с хроническими заболеваниями, они получают поддерживающую терапию. Кузнецов рассказывает, что не все больные могут находиться в дневных стационарах, поэтому они пользуются услугами хосписа.

«Иногда онкология длится несколько лет — больной может побыть у нас, выписаться, потом приехать к нам снова. Все зависит от степени заболевания. Мы подбираем препараты, чтобы снять боль. Если они помогают, выписываем пациента, чтобы он принимал лекарства дома», — поясняет главврач.

По данным фонда помощи хосписам «Вера», в России существует около 45 хосписов. Список (включая отделения паллиативной помощи в больницах) опубликован на сайте фонда.

Помощь в хосписе оказывается бесплатно — это бюджетное учреждение. Находиться здесь можно до месяца, средний срок пребывания — 2–4 недели.

Иногда родственники просят, чтобы пациенту помогали и после этого срока. Тогда подписывают официальный договор на платные услуги.

По данным сайта хосписа, один день в отделении сестринского ухода стоит 2 тыс. 656 рублей, в паллиативном отделении — 2 тыс. 953 рубля.

Учредитель фонда помощи хосписам «Вера» Нюта Федермессер заявила, что Минздрав России занижает статистические данные о числе нуждающихся в паллиативной помощи (567 тыс. человек). По ее данным, число таких пациентов достигает 1,2 млн человек.

«Мы берем людей без определенного места жительства, берем социальных больных. Они тоже попадают в аварии, лишаются конечностей, переносят инсульты и обморожения, страдают от онкологии.

У нас есть соцработник, который помогает их адаптировать. Мы восстанавливаем документы.

активно взаимодействуем с соцзащитой, чтобы потом можно было таких пациентов переводить в другие соцучреждения», — рассказывает главврач.

Хоспису помогают волонтеры — есть хорошие партнерские отношения с Кубанской митрополией Русской православной церкви. Приходят и помогают девушки из сестричества Свято-Екатерининского собора — купают больных, кормят, гуляют с ними.

В качестве базы для Краснодарского краевого базового медицинского колледжа хоспис привлекает студентов. Учреждение взаимодействует и с благотворительными организациями. Волонтеры приезжают и поздравляют пациентов с праздниками.

«Я думаю, что в обществе не должно быть предубеждения к хосписам. Наша главная задача — улучшение качества жизни пациента, что положительно влияет и на течение болезни. При своевременном начале мероприятий, в совокупности с другими методами лечения и поддержки, паллиативная медицинская помощь может продлить жизнь больного», — уверен Сергей Кузнецов.

Источник: https://www.yuga.ru/articles/society/8448.html

Хосписы Москвы для онкологических больных: обзор государственных и частных организаций

Сколько стоит пребывание хосписе

У большинства людей хоспис ассоциируется с неким «домом смерти», где в изоляции от мира неизлечимо больные люди доживают свои дни. Однако это не более чем стереотип.

Система хосписов для онкологических больных активно развивается по всему миру, все больше ориентируясь на человека и его потребности.

В хосписах реализуются главные идеи паллиативной помощи: повышать качество жизни, каким бы тяжелым ни было заболевание, поддерживать психоэмоциональное состояние пациента, помогать родным пережить утрату близкого человека.

Рассмотрим подробнее, как функционируют хосписы и каковы главные различия между государственными и частными организациями.

Паллиативная медицинская помощь — гарантированная государством услуга

Термин «паллиативный» происходит от латинского pallium, что можно перевести, как «плащ»: «укрытие плащом» означает создание защиты для тех, кому нужна помощь.

Паллиативная медицина — это комплекс действий, направленных на облегчение состояния тяжело больных пациентов, которые нуждаются в интенсивной симптоматической терапии, психосоциальной помощи и качественном уходе. Это больше, чем просто медицинское лечение.

Всемирная организация здравоохранения паллиативной называет активную и всеобъемлющую помощь людям с прогрессирующими заболеваниями в терминальных (неизлечимых) стадиях.

Главные задачи паллиативной помощи:

  • обезболивание и купирование тяжелых симптомов болезни;
  • психологическая поддержка больного и его родственников;
  • выработка отношения к смерти как к закономерному завершению человеческой жизни;
  • социально-юридическая помощь и решение вопросов, которые возникают при тяжелой болезни и ожидаемой скорой смерти человека.

Паллиативная медицина не стремится продлить жизнь больного или укоротить ее. Все мероприятия сводятся к одной цели: помочь пациенту чувствовать себя комфортно даже тогда, когда возможности лечения исчерпаны, шансов на выздоровление нет и летальный исход наступит скоро.

По оценкам ВОЗ, каждый год в мире 20 млн человек нуждаются в паллиативной медицине в течение последнего года жизни, еще 20 млн — в течение последних дней. Около 67% — это люди пожилого возраста, 6% — дети.

В России паллиативная медицина выделена в отдельный вид медицинской помощи. С каждым годом внимание государства и общества к этой сфере растет, что связано с социальными, моральными и этическими вопросами, которые ее сопровождают.

Законодательно правила и нормы закреплены в приказе Минздрава России от 14 апреля 2015 года № 187н « Об утверждении Порядка оказания паллиативной медицинской помощи взрослому населению».

В документе указано, кто может рассчитывать на этот вид помощи, в каких формах она оказывается, какие условия при этом необходимо соблюдать.

Право на паллиативную помощь имеет каждый пациент с активным прогрессирующим неизлечимым заболеванием. Онкология стоит на первом месте в списке таких болезней. Паллиативная медицинская помощь в государственных медицинских организациях предоставляется в рамках программы госгарантий бесплатно.

По данным Минздрава России, только с 2012 по 2014 годы число паллиативных коек в стране возросло в 4 раза и превысило отметку в 5 тысяч. В результате реализации Программы развития здравоохранения до 2020 года обеспеченность паллиативными койками должна составить до 10 штук на 100 тысяч человек взрослого населения и 2 койки на 100 тысяч детей.

Направление в организацию, оказывающую паллиативную помощь, выдает врач-онколог или специалист того профиля, которому соответствует заболевание, участковый терапевт, врач общей практики на основании подтвержденного диагноза и заключения об инкурабельности (неизлечимости) болезни.

В паллиативной медицине работают специалисты, прошедшие специальное обучение. Они взаимодействуют с врачами по профилю основного заболевания пациента.

Паллиативная помощь может быть оказана:

  • амбулаторно (с вызовом медицинского работника на дом);
  • стационарно (с круглосуточным пребыванием в лечебном учреждении).

Амбулаторную форму обеспечивают кабинеты паллиативной медицинской помощи и выездные патронажные службы. Стационарными учреждениями являются хосписы и отдельные палаты паллиативной помощи на базе больниц, онкодиспансеров и учреждений социальной защиты. Решение о выборе формы принимает врач с учетом состояния и желания пациента.

Кто может рассчитывать на место в хосписе и какие медицинские услуги предоставляются в медучреждении

Хоспис — это медицинское учреждение, где тяжело и неизлечимо больным людям обеспечивают обезболивание и уход, оказывают медицинскую, психологическую, духовную и социальную помощь. Специалисты работают также и с родственниками пациентов, которым часто разрешено находиться рядом с больным практически постоянно.

Хосписы рассчитаны на небольшое количество пациентов. Количество коек в них обычно не превышает 30. Помимо палат для больных и медицинских кабинетов, в хосписах для онкологических больных созданы рекреационные зоны и комнаты психологической разгрузки. В большинстве подобных учреждений действует выездная служба, которая работает с теми, кто находится дома.

В онкологический хоспис больные попадают при наличии:

  • четвертой неизлечимой стадии развития опухоли;
  • болевого синдрома, с которым невозможно справиться в домашних условиях;
  • показаний психоэмоционального или социального характера (депрессии, суицидальные стремления, конфликты, отсутствие должного ухода на дому и т.д.).

Среди пациентов хосписа — не всегда люди, находящиеся на грани смерти. Как отмечалось, пациенты могут попасть туда с острым болевым синдромом, а после купирования вернуться домой.

Иногда больных направляют в хоспис, если родственники, которые обычно осуществляют уход, сами нуждаются в лечении.

Случается, что за больным просто некому ухаживать, тогда хоспис фактически становится для него вторым домом.

Основные виды помощи в хосписе для больных с онкологией:

  • назначение сильнодействующих (наркотических) лекарственных препаратов для обезболивания;
  • ежедневный уход: профилактика пролежней, уход за дренажами, кормление в т.ч. зондовое питание и т.д.;
  • обучение родственников навыкам ежедневного ухода;
  • консультации врачей-онкологов и других специалистов;
  • взаимодействие с организациями социального обслуживания;
  • решение юридических вопросов;
  • психологическая помощь, поддержка духовного настроя и эмоционального состояния.

Персонал хосписа — это врачи, медсестры, социальные работники, духовные наставники, волонтеры. С пациентами могут работать психологи, психиатры, специалисты в области арт- и музыкальной терапии, а также других форм эмоциональной разгрузки. Медицинская помощь является круглосуточной.

Паллиативная медицина все больше распространяется по России. В стране работает около 45 хосписов. Они открыты в крупных городах: Санкт-Петербурге, Казани, Самаре, Новосибирске, Екатеринбурге, Иркутске, Ярославле и др. В Москве работает 8 государственных хосписов для онкологических больных.

При этом нужно понимать, что госучреждение не всегда способно обеспечивать требуемый уровень комфорта. Этим обусловлена необходимость открытия частных центров паллиативной помощи.

Главное их отличие от бюджетных учреждений — улучшенные условия пребывания: многофункциональные кровати в палатах, кондиционеры, телевизоры, индивидуальные санузлы, домашнее питание с учетом предпочтений пациента, посещения родных без ограничений и т. д.

Кроме того, частные клиники, при которых созданы отделения паллиативной помощи, активно внедряют инновационные программы лечения и используют новейшие лекарственные препараты, что также помогает облегчить жизнь онкологических больных.

Платные онкологические стационары с отделением паллиативной помощи

Платные хосписы Москвы для онкологических больных работают в разных районах и округах столицы. Открыты как самостоятельные учреждения, так и отделения при медицинских клиниках. Ниже представлена информация об одном из ведущих онкологических хосписов.

«Европейская клиника хирургии и онкологии»

Располагается в Москве, в Духовском переулке, в доме 22-Б. Одна из немногих частных клиник в России, созданная для борьбы с онкологическими заболеваниями.

В работе используются современные хирургические, химиотерапевтические и интервенционные методы лечения, разработанные ведущими центрами США и Западной Европы. Паллиативное отделение клиники изначально ориентировано на больных с раком на поздней стадии, которые нуждаются в паллиативном лечении.

Профильное отделение в клинике работает с 2012 года. Врачи проводят активную терапию, которая не ограничена простым обезболиванием и общим медицинским надзором.

Цель лечения — активизировать резервы жизнедеятельности организма, помочь ему восстановиться после химиотерапии или операции, скомпенсировать жизненно важные функции. Современное техническое оснащение и высокая квалификация врачей позволяют добиться европейского уровня медицинской помощи.

Больные могут находиться в клинике без ограничения по срокам. Рядом с тяжелобольными пациентами постоянно дежурит патронажная сестра, медсестра или врач-реаниматолог. Врачи и медицинский персонал имеют опыт работы в Российском онкологическом научном центре им. Н.Н. Блохина, МНИОИ им. П.А. Герцена и в других специализированных учреждениях.

Стоимость пребывания в платном хосписе для онкобольных в Москве начинается от 3 тысяч рублей в сутки. Верхняя граница определяется продолжительностью, программами лечения, сложностью заболевания и индивидуальными пожеланиями клиента.

При этом каждый пациент, который попадает под категорию нуждающихся в паллиативном лечении, сохраняет за собой право на пребывание в бесплатном государственном хосписе, даже если он или его родные сделали выбор в пользу частной медицины.

Государственные онкологические хосписы

Паллиативную помощь для онкологических больных бесплатно оказывает государственное бюджетное учреждение здравоохранения «Первый Московский хоспис имени В.В. Миллионщиковой Департамента здравоохранения города Москвы».

Это онкологический хоспис в Москве, рассчитанный на неизлечимых больных, где пациенты могут получить паллиативное лечение, обезболивающую терапию, социальную помощь, психологическую реабилитацию. Хоспис принимает пациентов в терминальной стадии онкологического заболевания. Обеспеченность — 30 коек.

Круглосуточное пребывание родственников не разрешено. С пациентами, которым состояние здоровья позволяет находиться дома, работают специалисты выездной службы.

Первый онкологический хоспис в Москве обслуживает Центральный административный округ, это более 750 тысяч человек населения. В других районах столицы работают филиалы медицинского учреждения.

  1. Филиал «Дегунино» — для жителей Северного округа.
  2. Филиал «Бутово» — для Юго-Западного округа.
  3. Филиал «Ростокино» — для Северо-Восточного округа.
  4. Филиал «Бирюлево» — для жителей всех округов г. Москвы, других регионов РФ, иностранных граждан и лиц без гражданства.
  5. Филиал «Зеленоград» — для жителей г. Зеленограда.
  6. Филиал «Куркино»— для Северо-Западного округа Москвы.
  7. Филиал «Некрасовка» — для жителей Юго-Восточного округа.

Правила приема в подразделениях совпадают с правилами, установленными в головном лечебном учреждении. Все услуги полностью бесплатны.

Наличие в Москве платных и государственных онкологических хосписов позволяет сделать паллиативную помощь доступной там, где это необходимо.

Это важная часть лечения онкологии, ведь осложнения при раке существенно ухудшают физическое и психологическое состояние больного и становятся причиной смерти едва ли не чаще, чем сама опухоль.

Не случайно понятие паллиативной помощи подразумевает не только лечение и уход, а целый комплекс действий для того, чтобы жизнь онкологического больного стала лучше. В передовых западных странах паллиативная медицина подключается к лечению уже на ранней стадии рака.

Источник: https://www.pravda.ru/navigator/khospisy-dlja-onkobol-nykh-v-moskve.html

ЖурналЗаконов
Добавить комментарий